«Пять о пяти» —  наш новый проект, в котором пять публичных людей рассказывают про пять объектов культуры, изменивших их жизнь.
В этом выпуске Александр Комаров вместе с другими философами рассказал про пять философских книг, а также  про пять объектов живописи, которые оказали на него самое большое влияние.
Александр Комаров — основатель проекта Клуб творческой философии, заместитель директора американского центра общего права при университете имени Тараса Шевченко. Cтудент юридического и философского факультетов. Провел  более 70 мероприятий, конференций, открытых дискуссий по философии в публичном пространстве Киева.

10383883_393950654102960_316107444578516859_n

PierreHadot

1. Пьер Адо «Духовные упражнения и античная философия»

Этот автор  раскрывает  философию, прежде всего,  как практику. Говоря об античных школах, он рассказывает не столько о сути учений, сколько о том, как их постулаты можно применять в жизни, что они несут для человека и для общества.  В этом смысле —  это очень вдохновляющий для меня текст.

2. Марк Аврелий «Наедине с собой»

Долгое время это была моя настольная книга.  Я ею  жил, постоянно таскал за собой. Позиция, которую излагает Марк Аврелий в своем труде, казалась мне очень жизнеутверждающей. Я нашел в ней ответ на серьезные экзистенциальные вопросы по отношению к своей жизни.

mark avreliy1

3. Библия

1252489425_28

Эту книгу я и сейчас перечитываю очень часто. Меня удивляет, что  многие трактуют её исключительно  в историческом или этическом аспекте. Для меня это прежде всего книга откровений, я читаю её ради инсайтов. В моем понимании Новый Завет насквозь пронизан экзистенциальной философией.
Возможно я бы её там не разглядел, не будь у меня философского бэкграунда.

4. Иммануил Кант «Критика Чистого Разума»

1512164_838955332837355_4562452677277043228_o

Над этим трудом я бился долго и тяжело, пока сестра из Германии не привезла мне книгу немецкого профессора (забыл, как его зовут), который придумал некую 3-D модель, основывающуюся на  «Критике Чистого Разума». Её нужно собрать как конструктор, а инструкцией служит сам труд Канта. Только после того, как у меня получилось  этот «дом» собрать, я воспринял «Критику» совершенно в ином контексте, рассмотрел ее гениальную простоту за кажущейся сложностью «конструкции». Я рад, что имел возможность читать Канта как на русском, так  и в оригинале на немецком языке.

berdjaev-13

5. Николай Бердяев «Самопознание»

Было время, когда я хотел забросить философию полностью. Я сильно ею перенасытился, а нового ничего найти не смог. Не мог взять никаких философских текстов в руки, читал только художественные романы. Пока один раз ко мне  в руки не  попала книга «Самопознание» Бердяева. В  этом труде он изложил свой философский путь, со всеми взлетами и падениями. Для меня  это стало своеобразным указателем, способом распутаться обратно. Понимание сложности  пути и всех его нюансов дает веру в собственные силы, когда ты понимаешь, все эти твои сложности и запутанности – такие мелочи, по сравнению с тем, через что пришлось проходить другим философам и возможно еще предстоит пройти мне в будущем.

Добавить комментарий