Благотворительная барахолка The New Old в особом представлении не нуждается. Уже дважды она превращала Воздвиженку в точку сбора популярных, стильных людей, которые умеют хорошо выглядеть и так же красиво жить, совмещая приятное времяпрепровождение с благотворительностью (не той, которая «для галочки» —  с фуршетом и долгими речами, а настоящей – которая от сердца). The New Old задала планку европейских по духу и масштабу мероприятий, стала ещё одним неофициальным городским праздником, которого ждут и к которому готовятся. Что остаётся за кадром? Огромная работа команды, которая делает  какие-то совершенно нереальные для Киева вещи. И всё это – дело рук/ума/опыта девяти совершенно потрясающих девушек, которые пришли на интервью для ARTMISTO.

Знакомимся

[vision_content_box style=»autumn» title=»Алена Злобина»]

Алена Злобина – маркетинг директор «Форум Менеджмент Групп». Идейный ментор и основатель The New Old, Всеукраинской благотворительной барахолки.


[/vision_content_box]

[vision_content_box style=»autumn» title=»Оля Билецкая»]

Оля Билецкая – со-основатель, управляющий партер ANYCASE event service. На барахолке ответственна за коммуникацию с волонтерами, а также гос- и коммунальными структурами (техника).

[/vision_content_box]

[vision_content_box style=»autumn» title=»Лена Фелонюк»]

Лена Фелонюк – партнер в ANYCASE service collection. На барахолке работает с волонтерами, подрядчиками и госструктурами.


[/vision_content_box]

kovalska[vision_content_box style=»autumn» title=»Аня Ковальская»]

Аня Ковальская – партнер в «Мастерская Щастья». Занимается декором и обустройством барахолки.


[/vision_content_box]

[vision_content_box style=»autumn» title=»Мила Ковтонюк»]

Мила Ковтонюк – со-основательница «Мастерская Щастья». Создает мебель и декор для барахолки.


[/vision_content_box]

dorosh[vision_content_box style=»autumn» title=»Галя Дорош»]

Галя Дорош – регистрация и коммуникация с гостями и продавцами на барахолке.

[/vision_content_box]

[vision_content_box style=»autumn» title=»Света Каланча»]

Света Каланча – личный ассистент Алены в «Форум Менеджмент Групп». Занимается координацией работы с подрядчиками, фондами, логистикой.


[/vision_content_box]

[vision_content_box style=»autumn» title=»Алена Коваленко»]

Алена Коваленко – маркетинг-директор компании ATLANT-Украина. На барахолке – работа с селебритиз, инфопартнеры, онлайн и телепиар.


[/vision_content_box]

[vision_content_box style=»autumn» title=»Саша Титаренко»]

Саша Титаренко – PR. На барахолке отвечает за организацию интервью, работу с медиалицами и PR.


[/vision_content_box]

— Начинаем с необходимых банальностей. Как всё придумалось? Когда случился тот самый момент, когда всё совпало?
Алёна Злобина: Началось всё в Барселоне – в какой-то смеси меланхолии и веселья. Вернее, благотворительностью я хотела заниматься и раньше, просто эта идея никак не могла оформиться во что-то конкретное. Знаете, есть такой человек Андрей Фёдоров – он с начала революции собрал 54 миллиона гривен для помощи семьям Небесной сотни. Так вот, я пришла к нему и сказала, что хочу быть волонтёром. А он меня отправил, сказав, что мне нужно сразу смотреть глобальнее и поддержал мои инициативы. И вот мы с Аней отправляемся в Барселону на 8 марта, так сказать девичником. Там мы как-то гуляли после обеда и попали на местную барахолку. Вдруг я увидела одного человека – он был стильно одет, модный, рядом с ним была красивая девушка, они просто стояли и продавали с чемодана очень крутые, качественные вещи. Было видно, насколько им это в кайф.

Аня Ковальская: Да, это важный момент. Они это делали не потому, что им нужны деньги. Нет. Барахолка – это тусовка.

Алёна Злобина: Да, это тусовка, где люди общаются, немного выпивают, наслаждаются моментом – живут налегке. И вот в тот момент у меня сложился пазл. Сенной рынок, киевский фирмачи, тусовка, модное барахло. Оп – погнали!

Аня Ковальская: А ещё за день до того, как мы пошли на барахолку, был такой момент. Мы выходили из бара нашей подружки из Киева DJ Zlata (возможно, она даже будет играть на нашей Третьей Барахолке) и решили признаться друг другу в том, что ещё не говорили никому. Я сказала, что всю жизнь мечтала заниматься декором, Алёна рассказала про идею с благотворительностью. В результате всё сложилось именно так.

У вас не такая уж маленькая основная команда – 9 человек. Как Вы все нашлись?
Алёна Злобина: В этой команде нет посторонних людей, со всеми девочками я дружу, со многими работала раньше на разных работах. Вообще, по большому счёту мы – профессиональные ивенторы, которые пересекались неоднократно в одних командах. А с Олей и Леной у нас сейчас своё ивент-агентство ANYCASE. А Саша у нас богиня PR.

Саша Титаренко: Сейчас расскажу, как это было. Обращается Алёна за советом, кого взять в инфопартнёры. Я ей называю. Она спрашивает, что делать дальше. Я говорю – написать тому-то и тому-то. Она спрашивает – как? В общем, ещё несколько вопросов, и я поняла, что лучше я всё буду делать сама, тем более, что проект действительно классный.

Алёна вскользь упомянула про ANYCASE. Расскажите, как проведение The New Old повлияло на Ваш бизнес?
Оля Билецкая: На самом деле, особенных трудностей в работе барахолка не вызвала. Наоборот, многие наши партнёры и подрядчики заинтересовались. Так как они знают, что мы просто не может делать плохих проектов, то они согласились помогать нам – на волонтёрских началах.

Лена Фелонюк: Это был интересный новый опыт в том плане, что люди, с которыми мы работали по Барахолке, не были профессиональными ивентщиками – они просто хотели поучаствовать в хорошем проекте. Но в результате всё получилось очень даже хорошо.

Алёна Злобина: Лично мне барахолка добавила уверенности при общении с клиентами. Я поняла, насколько масштабный и крутой ивент мы смогли реализовать. Чувствуешь себя уверенней, спокойнее. Тем более, что многие знают, что это мы организовывали The New Old, хотя и не все в этом признаются.

— Теперь самый важный вопрос к каждой из девушек: что изменилось в Вашей жизни с появлением The New Old?  И как поменялось Ваше отношение к благотворительным проектам? Да и вообще – как со всем этим живётся?
Оля Билецкая: Хорошо живется. Плюсы в карму прилетают, а самое приятное то, что ты сразу видишь результат своих усилий – такая творческая реализация любому человеку приятна.

Галя Дорош: Тут нужно немного предыстории. Сначала я зарегистрировалась на барахолке как продавец. Очень хотелось ничего не организовывать, а просто поучаствовать. Я, конечно, догадывалась, что ничего из этого не выйдет, но попробовала. Не тут-то было. Мне сразу же девочки позвонили и вызвали на завтрак. Так я стала заниматься всеми нашими участниками. И знаете что – все эти 700 человек крепко появились в моей жизни. То есть я с ними общаюсь не только во время Барахолки, но и после. И это  позитивное общение. Особенно приятно, что после первой The New Old многие захотели участвовать дальше. Значит, всё было сделано хорошо.

Лена Фелонюк: Дело в том, что я очень люблю тему с барахолками. Даже если еду куда-то, обязательно хожу на такие рынки и всё собираю, покупаю такие милые вещицы, которые потом дома расставляю по всем углам. Когда узнала про идею The New Old, то вопросов заниматься/не заниматься — даже не было. Честно говоря, я даже не задумывалась, что речь идет о благотворительности – у меня к ней спорное отношение. Но здесь была отличная идея, и, в конце концов, если у тебя время поучаствовать в крутом проекте, то почему бы и нет. Отдача просто потрясающая.

— Как Вы отбираете волонтёров?
Лена Фелонюк: Обычно всё происходит так: они приходят, я говорю «Погнали!», и начинается работа. А вообще я просто смотрю, какие направления в организации нужно закрыть и так распределяю людей. Например, регистрация участников, декор, монтаж/демонтаж, и да – парковщики нужны обязательно. Ещё пришлось ввести «полицию нравов» — эти ребята следят за тем, чтобы участники действительно продавали «барахло», а не просто свой хэндмэйд с целью заработать – всё-таки мы Барахолка, а не ярмарка. И ещё есть волонтёры по работе со звёздами: их нужно проводить к месту, все им объяснить и желательно много улыбаться и махать. А вообще все волонтёры молодцы. Только иногда хочется в команду больше мальчиков!

Света Каланча: Барахолка началась так – Алёна залетела в кабинет с криком «Я всё придумала!» и я не успела опомниться, как уже писала какие-то правила и тех. требования для подрядчиков. Это было классно и весело. Как и Лена, в благотворительность почти не верила. Но когда я увидела фото, которое нам присылал фонды, узнала, что было куплено, как поменялась благодаря нашим стараниям жизнь людей, это было невероятное ощущение. Круто осознавать, как это работает: у кого-то появляется идея, и проходит 5-6 месяцев, результат этого действительно меняет жизни многих людей.

Алена Коваленко: У меня изначально было другое отношение к благотворительности. Компания, которой я работала, выделяла часть своей техники, например, на помощь, детским домам. Когда ситуация в стране стала все более напряжённой, именно бюджеты на благотворительность начали сокращаться первыми. Это было заметно и очень ощутимо. Так что я решила часть своего времени тратить на благотворительность.  Когда в марте Алёна вернулась из Барселоны и описала идею, это было именно «оно»!  Сфера моей ответственности определилась не сразу, зато очень круто. Мы познакомились с Сашей и разработали отличный проект по пиару. Оказалось, что мы – очень крутая команда.

Аня Ковальская: Ну, во-первых, у меня появилась постоянная тема для разговора. То, насколько крутой проект мы делаем, я ощутила, когда была на музыкальном фестивале в Польше. Мы познакомились там с австрийцами и оказалось, что они тоже знают про The New Old. В этот момент я осознала масштаб нашего проекта. Это как с ребёнком – когда живёшь с ним вместе, не замечешь, как быстро он растёт.

Аня, Вы занимаетесь декором. Как Вы разрабатываете концепт?
Аня Ковальская: Тут работает наш с Алёной «ультразвук». Достаточно ей сказать про  «флюгерочки и пимпочки в горошек», как я всё понимаю, даже никакая визуализация не нужна.

Мила Ковтонюк: Так или иначе, всю жизнь я была связана с благотворительностью. И всё время всё разбивалось о стену непонимания как раз с той стороны, которой мы помогали. Вернее, до конечного адресата помощь обычно не доходит, оставаясь у тех, кто её «принимает». И вот я как-то совсем во всём этом разуверилась, и тут вдруг вижу пост от Алёны. Сразу написала, хотя ещё не знала, что буду делать. Алёна меня направила к Ане, и уже меньше чем через сутки мы в мастерской вместе красили лавочки и придумывали оформление. И всё поменялось. У нас теперь «Мастерская Щастья», и вообще мы жить друг без друга теперь не можем. А ещё вернулась вера в то, что действительно можно оказывать людям реальную помощь.

Саша Титаренко: Мне казалось, что обычно благотворительностью занимаются унылые взрослые. Такие смурные дяди и тётеньки. Оказалось, что это можно делать весело. И вообще так я в первый раз осознанно согласилась работать без денег. Нет, раньше такое тоже было, но то было рабство, а это – добровольное решение. Сейчас, получается, я просто занимаюсь благотворительностью каждый день — и это меня прёт.

Алёна, а Вы как идейный вдохновитель просыпаетесь с мыслью «Какая я молодец»?
Алёна Злобина: Обычно я просыпаюсь с совсем другой мыслью. Я очень критична к себе, так что «Какая я молодец» — это не про меня.  Хотя был момент, когда меня как будто током ударило, и я поняла, насколько масштабную вещь мы делаем. Наши друзья из компании Белое Сухое сняли ролик про Барахолку и передали мне его где-то через месяц после всего. Когда я его смотрела, были мурашки. На самой Барахолке у меня столько дел, что ничего не успеваю понять и почувствовать. Это как «Рассвет. Закат. Шампанское. Деньги». Только потом всё осознаёшь. Это как, если бы мой ребёнок пришёл из садика и сказал: «Мама, я насобирал в песочнице 200 000 гривен». Так что, да, я испытываю гордость, только не з себя, а за проект, своё детище.

Алёна, вообще благотворительность – это такая спорная вещь. В чём-то это лотерея. Будто бы у того, кто ей занимается, появляется моральное право решать «Вот этим нужно помочь. А эти вот не так важны. А ещё миллион больных и голодных, о которых мы не знаем, — их как бы и нет». Как Вы справляетесь с таким грузом ответственности? И не давит ли общественное мнение?
Алёна Злобина: Честно говоря, я общественному мнению не очень доверяю. Вот есть 9 человек, мнение которых для меня важно. Изначально мы планировали Барахолку как благотворительную платформу – чтобы с помощью тендера определять, на что пойдут деньги. Но в результате мы столкнулись с тем, что когда спрашиваешь совета «Кому помочь?», вместо ответа получаешь агрессию и ушат грязи. Поэтому мы просто решили работать с теми, кому полностью доверяем. На первой Барахолке это был фонд «Таблеточки» — пожалуй, для нас один из первых фондов, которым мы реально поверили. Когда мы проводили вторую Барахолку, само время диктовало условия. Мы собирали деньги, чтобы помочь детям из зоны АТО. Нам удалось собрать крупную сумму и купить мебель, чтобы дети  снова могли вернуться в школу, обеспечить детские дома необходимыми вещами для жизни и пр. Все отчеты есть на нашей странице в фейсбуке с чеками и объяснением. Это действительно важно. Так что, если меня спросят, что важнее – изменить условия жизни детей к лучшему или собрать на протез для собаки – у меня есть абсолютно чёткий ответ..

— Одна из особенностей The New Old – участие большого числа звёзд. Расскажите, легко ли они соглашаются? Как вообще с ними справляетесь?
Алена Коваленко: Да, это одна из наших фишек. Начиная с аватарок «Я иду на Барахолку», про которые нужно всё время напоминать. Перед первой Барахолкой было очень трудно вообще объяснить людям, что это и зачем это нужно. Это сами уже сейчас пишут, звонят.

Саша Титаренко: Возьмём, например, Alloise. Когда она пришла, устроила тотальное «не хочу, не буду» и попросила нас больше не звать на такие ивенты, потому что она действительно много работает и сильно устаёт. Проходит 20 минут: Alloise весело и азартно кричит «Продаю майку!» и просит срочно ей где-то найти ещё барахла, потому что у неё все раскупили. Конечно, она была и на второй Барахолке.

Алена Коваленко: На вторую Alloise ещё и продюсера своего привела. Ещё одна интересная история с Гариком Корогодским. Его участие в The New Old – это просто потрясающий прецедент: богатый, успешный человек, серьёзный бизнесмен стал на улице подавать свои вещи и реликвии из личной коллекции. Например, страуса в человеческий рост. Его, правда, сразу купили и предложили прохожим фотографироваться с ним (со страусом, а не Корогодским) по 5 гривен. В общем, очень быстро они отбили это страуса и увезли к себе в студию.

Алена Злобина: Ещё был мой непосредственный начальник, руководитель очень крупной компании. Это что-то невероятное – наблюдать, как он с двумя чемоданами за спиной бежит на Барахолку. Кажется, одним из первых всё распродал и Андрею Фёдорову ещё помогал пиджаки продавать.

Саша Титаренко: Ещё про Корогодского вспомнила. Я ему только успела четыре слова сказать «У нас будет Барахолка», а он сразу же начала рассказывать, что будет продавать.

Алена Коваленко: Александр Меламуд тоже был, помню, как ему охранники помогали продавать чайники гривен по 200. С Марысей Горобец тоже была история. Когда она пришла, рассчитывала побыть всего часик. В результате уже поздно ночью наблюдаю такую картину: все уже разошлись, а Марыся всё ещё стоит, торгует.

Саша Титаренко: А теперь вот я дожилась до такого, что утром мне приходит такая смс-ка с незнакомого номера: «Доброе утро. Я – Руслана Писанка. Хочу участвовать в Вашей Барахолке». То есть понимаете – у неё мой номер есть, а у меня её — ещё нет!

— И такой вопрос ещё к Алёне. Вас практически сразу начали копировать, появились очень похожие по концепту, но чуть меньшие по масштабу ивенты. Как Вы к этому отнеслись?
Алёна Злобина: Сначала было не по себе. Особенно, когда из-за не очень добросовестной работы PR служб нас начали путать. Но потом я поняла, что ссориться с людьми, которые тоже ориентированы на благое дело, как минимум неэтично. Нужно просто отпустить это и делать свои крутые проекты. По секрету скажу, что кроме Третьей Барахолки, мы готовим ещё что-то совсем невероятное. Если всё получится (без сомнений), то это будет точно одно из самых масштабных событий в Украине.

Беседа проходила в итальянском ресторане Al Faro

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Во все времена на хрупкие женские плечи ложились самые сложные дела — исцелять раны, останавливать войны, рожать спасителей. Вот и сейчас вот эти молодые девушки сподвигли великое благое дело — пробуждать души людей к щедрости, дабы не пожалеть добра своего для взаимопомощи страждущим детям и воинам. Спасибо им.

Добавить комментарий