Ровно 174 года назад, 14 ноября 1840 года родился величайший художник, революционер, отец импрессионизма — Клод Моне. В том, чтобы давать биографическую справку нет ни надобности, ни радости, как и постыло в который раз переписывать “интересные факты”, посему редакция ArtMisto решила структурировать сюжет, предмет, человека и любовь в картинах художника и выяснить что и кто чаще всего появляется на полотнах Моне. Вот что получилось.

Кувшинки

«Видишь кувшинки — говоришь Моне, говоришь Моне — видишь кувшинки!»prud_with_water_lilii_1910

Ходила шутка про Эдгара Дега: «видишь балерину — говоришь Дега, говоришь Дега — видишь балерину!». Ее бесспорно можно применить к Клоду Моне и его знаменитым кувшинкам. Водяные лилии Клода Моне известны во всем мире, хотя бы потому, что это одно из самых дорогих полотен. Одна из картин серии «кувшинки» на закрытом аукционе в 2008 году была продана за 80 миллионов долларов. Насчитывается около 300 (!) картин этих цветов. Он рисовал их в разное время суток, в разные поры года, разные виды, но это непременно были кувшинки.  Кроме всех прочих, Моне также нарисовал панораму кувшинок и подарил городу в честь окончания Первой Мировой войны. Основную часть полотен с кувшинками Клод нарисовал в знаменитом саду Живерни (о котором мы поговорим чуть позже); чтобы обустроить второй, так называемый «водный сад» — пруд с водяными лилиями, над которым был перекинут мостик в японском стиле, — художник даже добился разрешения властей отвести воды реки Эпт в свое имение.

Сено

Покупают только работы Моне, кажется, что их не хватает. Самое ужасное, что все хотят Стога на закате””
Камиль Писарро в письмах сыну Люсьенуgrainstacks

Сено любили рисовать многие импрессионисты и постимпрессионисты, видимо, стоги хорошо отражают тот миг, который так старались поймать художники.
В 1888 г. Моне начинает работу над циклом «Стога» — первой большой серией картин, в которой художник пытается запечатлеть нюансы освещения, меняющегося в зависимости от времени суток и погоды. Суть его нового метода такова: художник начинал писать один вид одновременно на нескольких холстах, и на каждом стремился передать состояние природы в строго определенный, довольно краткий период времени, работая над одним полотном порой не более получаса. В следующие дни он продолжал  писать методично в той же последовательности, пока все холсты не были закончены. «Я упорно работаю над серией стогов сена в различном освещении, — пишет он из Живерни Гюставу Жеффруа. — но в это время года солнце так быстро заходит, что я за ним не поспеваю. Я стал так медленно работать, что просто прихожу в отчаяние, но чем дальше, тем я яснее вижу, как много надо работать, чтобы передать то, что я хочу уловить: «мгновенность» и, главное, атмосферу и свет, разлитый в ней».
Моне обладал каким-то особым даром убеждения, так осенью 1890 года художник устроил так, чтобы стога, которые находились вблизи от его дома, были оставлены на зиму. Следующие несколько месяцев он писал их не менее тридцати раз — и осенью, и зимой, и весной. Изначально работал на пленэре, заканчивал же каждое полотно, добиваясь гармонии цветов и придавая картине законченность, у себя в мастерской.Полная серия «Стога» насчитывала 25 картин, все с ошеломительным успехом были проданы за три дня в галерее Дюран-Рюэля в 1891 году.

Камилла camille-on-the-beach-at-trouville

В 1865 г. Моне встретил Камиллу Донсье, которая на ближайшие четырнадцать лет стала его любимой моделью, а в 1870 г. — его первой женой. Она родила художнику двух сыновей — Жана (р. 1867) и Мишеля (р. 1878), которых Моне также нередко изображал на своих полотнах.  Камилла  позировала мужу для картин «Женщины в саду» (1867), «Камилла, или «Женщина в зеленом платье»(1866), «Дама с зонтиком (Мадам Моне с сыном)» (1875), «Японка» (1876) и многих других. А также для «Завтрака на траве», где на она пару с Базилем в лесу Фонтенбло изобразили все 12 фигур в полный рост.

В 1879 году Камилла ушла из жизни. Вглядываясь в ее каменеющее лицо с горем и печалью, Моне с ужасом понял, что хочет уловить этот миг, мгновенье смерти. Изменение цвета — эти синие, жёлтые и серые тона, голубые отливы, свечение,появившиеся после смерти заставили его взять кисть и стать за холст. Инстинктивно Моне  стал набрасывать последний портрет Камиллы. Он проклинал себя, плакал, пытался разжать пальцы и выпустить кисть, но пальцы не разжимались, он писал смерть жены. „Я не человек, — подумал он, — я животное, вращающее мельничный жёрнов“.

Интересно, что вторая жена Алиса так и не появилась ни на одном полотне художника.

Вокзал Сен-Лазар

Нашим художникам предстоит раскрыть поэзию вокзалов, как их отцы открыли в свое время поэзию лесов и рек
Эмиль ЗоляLa_Gare_Saint-Lazare

Паровозный дым — вот что привлекало художника на парижском вокзале.
Однажды Моне разбудил торжествующе разбудил Ренуара и сказал, что наконец-то он нашел, что искал. И это оказалось не что иное, как вокзал Сен-Лазар. Клод в горячке рассказывал, что дым паровоза — это нечто особенное и волшебное. Он нашел свою «дымку» в абсолютно истинном, самобытном существовании. Индустриализация подарила ему искусственный туман, который можно было удержать, задержать, им можно было руководить. И он непременно собирался превратиться в повелителя паровозного дыма. Он сказал Ренуару, что руанский поезд надо задержать на пол часа, тогда освещение куда лучше. Когда Ренуар со всей практичностью возразил: кто ради художника будет переделывать расписание железной дороги, Моне облачился в своей лучший костюм, выпустил кружевные манжеты, и поигрывая тростью с золотым набалдашником, приказал подать свою визитную карточку директору вокзала (несмотря на стеснение в средствах, он всегда был немного щеголем и денди). Он сумел обставить все таким образом, что директор принял его без промедления

— Я художник Клод Моне. Я решил писать ваш вокзал. Долго колебался, какой выбрать — Северный или ваш, и решил остановиться на вашем. Мне только хотелось бы…

Ошеломлённый директор приказал сделать всё, что потребует художник: поезда задерживали, останавливали, они густо дымили — так Моне получил свой паровозный туман в лучшее время суток.

Сад Живерни

«Я буду путешествовать до тех пор, пока не найду нужный мне дом»
Клод Моне

В 1881 г. Моне вместе с четой Ошеде (когда муж Ошеде умрет, как и Камилла, Моне женится на Алисе Ошеде) перебрались в Пуасси, на виллу Сен-Луи. Однако Пуасси, как признавался сам художник, действовал на него угнетающе. «Это место мне совсем не подходит», — сообщает он своему покровителю Дюран-Рюэлю. Обследуя с этюдником разные живописные уголки по берегам Сены, художник неустанно ищет место, где он мог бы обрести покой. Вскоре после этого, при содействии все того же Дюран-Рюэля, ссудившего деньги на переезд, Моне и Ошеде окончательно поселились в Живерни, близ Вернона. Моне счастлив: Живерни — это то, что он искал, здесь он проведет всю вторую половину своей жизни — 43 года. Через семь лет после переезда Моне выкупил дом и участок земли, на котором своими руками разбил сад. Именно там он нарисует серию кувшинок, которые уже упоминались. Но сорок три года это слишком долгий срок для неутомимого художника, чтобы рисовать одни лишь кувшинки. Поэтому художник пишет все, что открывается его взору: «Дорога на Живерни», «Весна в Живерни», «Закат в Живерни», «Девушка в саду Живерни» и другие.

 Вода

„Да вы посмотрите, какая у него река! Это же Рафаэль воды!”

Эдуар Мане
59682829_Mone_4_1872

Неисчислимое количество раз писал художник Сену. И самая знаменитая картина «Впечатление» это также отчасти вода, и кувшинки – это тоже вода. Вода и «дымка» — вот что было главным для художника. По этой же причине он переоборудовал лодку в плавучую мастерскую, и стал путешествовать в ней. Это позволяло, встав на якорь посреди реки, писать оба берега Сены. Быть ближе к воде.

Ни одно место не связано так тесно с историей импрессионизма, как Аржантёй. В этом тихом живописном местечке в разные годы работали на пленэре едва ли не все импрессионисты. Здесь летом 1874 г., в компании Ренуара и Мане, Моне создал удивительные по светоносности полотна: знаменитые сцены катания на лодках. Моне прожил в Аржантёе с 1872 по 1878 г.: в этот период его палитра светла и богата, как никогда. Здесь было необычайно уютно. Моне был совершенно очарован лодками, мостами, рекой и природой вокруг Аржантёя, а его картины и рисунки, относящиеся к тому периоду, с полным основанием можно назвать самыми солнечными в его жизни. Клод днями напролёт писал воду, с удовольствием передавая её изменчивые состояния.

 Руанский собор 

Ночью меня одолевали кошмары, собор словно обрушивался на меня, сбивая с ног. Он был то голубой, то красный, то желтый

Клод Моне в письмах второй жене, Алисе Ошде22mone_b

Серия, посвященная Руанскому собору, состоит из пятидесяти картин, выполненных в одном формате. Этот цикл занимает важное место в творчестве Моне, художник работал над ней систематически, с особой тщательностью, как никогда прежде. Каждые полчаса он пытался запечатлеть мимолетные состояния свето-воздушной среды и передать едва уловимые полутона цвета. Моне увековечил облик собора, ставшего символом Франции, не придавая особого значения его архитектурным особенностям, интересуясь, прежде всего, цветовыми рефлексами на камне при разных углах преломления солнечных лучей. Здание полностью растворяется в свето-воздушной среде, свойственной определенному времени суток: на рассвете оно окутано влажными парами воздуха, на закате озарено теплыми розовыми лучами, колебания яркого полуденного света придают ему мощь. В ветреную погоду поверхность камня кажется рябой, а в солнечные дни — темно-серой.
В серии, посвященной Руанскому собору, основным структурным элементом является свет, зажигающий краски и отражающийся от каменной поверхности, имитируя форму предметов и придавая глубину трехмерному изображению.  Клемансо писал: «Художник сознательно создает 20 картин на один мотив, словно желая убедить нас в том, что можно и даже нужно создавать десятки, сотни и даже тысячи работ, отражая каждое мгновенье жизни, каждое биение сердца. Невооруженным глазом видно, что облик собора постоянно преображается в лучах света. Даже внимательный взгляд стороннего наблюдателя способен уловить эти перемены, заметить едва уловимые колебания. Чего уж говорить о живописце, глаз которого куда более совершенен. Моне, будучи художником, опережающим свое время, учит нас воспринимать зрительные образы и более утонченно видеть мир».

Серия «соборов» была закончена 14 апреля 1893 г., на заключительном этапе Моне работал в своей домашней мастерской. 10 мая 1895 г. двадцать картин из этого цикла были выставлены в парижской галерее Дюран-Рюэля и имели огромный успех.

Добавить комментарий