Это наша постоянная рубрика «Внимание, говорит!», в которой мы расспрашиваем людей творческих профессий об их работе, увлечениях и мировоззрении. В этот раз мы решили заглянуть по другую сторону объектива и узнать, действительно ли работа мечты – лучшая работа на свете, насколько сложен выбор между человеческим и профессиональным, а также почему герой нашего выпуска не может фотографировать обычных людей.

10620772_10203838517377824_2551571268213525809_n

Арсений Герасименко — украинский фотограф, журналист. Основные направления: travel, fashion, beauty. Сотрудничал с National Geographic, Vogue Ukraine, Marie Claire, L’Officiel, Photography Masterclass Magazine, Practical Photography, Yana Luxury Travel, Nargis, «Міжнародний туризм». Снимал для INGLOT, Everyday Minerals USA, Lancome, THEO, Rybalko, Marchi, Miss Ukraine и др.

23514761_10213539636739745_1617436877_o

Путешествия: невыносимая легкость Гималаев

На текущий момент Непал является моим основным направлением, им я занимаюсь уже много лет. Возможно, в будущем смогу переключиться на другие страны, но не раньше, чем пойму, что тайн и загадок для меня в Гималаях больше не осталось.

Я разучился сидеть на месте – любознательность и служба заставляют постоянно находиться в движении

Меня восхищают непальцы – люди с иным, отличным от нашего восприятием реальности. Сложные природные и бытовые условия, непроглядная нищета – все это не мешает им быть счастливыми и радоваться жизни. У них есть чему поучиться нам, ненавидящим чертов ноябрь меланхоликам.

6

Говорят, что профессия travel-фотографа — это работа мечты. Ездишь себе по свету, любуешься пейзажами и нажимаешь на кнопку фотоаппарата. На самом деле, это только верхушка travel-айсберга и, пожалуй, самая интересная его часть. Все остальное выглядит куда более прозаичным. Процессу съемок предшествует длительная подготовка: изучение местности, публикаций ученых и тематической литературы, поиск нужных контактов и «фиксера». Помимо всего этого, необходимо постоянно следить за новостями научного мира, быть в курсе новых открытий и исследований.

2

После того как тема «созрела», на её доскональную проработку может уйти несколько лет, особенно если это касается сложных и малоизученных направлений, таких как древние религии и утерянные культуры. За одну поездку снять и собрать достаточно материала зачастую не выходит, поэтому за хорошим текстом и фотографиями приходится возвращаться снова и снова.

3

Я разучился сидеть на месте – любознательность и служба заставляют постоянно находиться в движении. Скорее всего, похоже на профессиональную деформацию, но только в хорошем смысле, и мне это нравится.

В поездки постоянно приходится брать тяжелую сумку с фототехникой – вдруг подвернется что-то снять. Всегда вожу с собой две камеры: основную и запасную на случай, если что-то сломается или разобьется. Это не считая штатива, нескольких объективов и небольшого отражателя.

Профессия как вызов человечности

4Во время путешествий приходится бывать в разных местах, наблюдать разные вещи, хорошее и плохое. В такие моменты в голову начинают лезть сложные вопросы. Например, что делать, если местные традиции в забытой Богом горной провинции идут наперекор современным представлениям о морали и человечности?

Вот, скажем, до сих пор в Непале практикуется традиция чаупади. Суть её в том, что девочки и женщины во время месячных считаются нечистыми, их изгоняют из дома и селят в подобия собачьей конуры: тотальная антисанитария, отсутствие возможности умыться или обогреться. Множество смертельных случаев – стабильная и страшная статистика чаупади. Кто-то замерз, кого-то укусила змея, кого-то изнасиловали. Официально ритуал этот запрещен в Непале еще с 2005 года, но в отдаленных регионах его до сих пор практикуют.

Если бы мне пришлось выбирать, я бы, наверное, сперва помог, и только потом снял.
Хотелось бы верить, что выбор этот делать мне не придется никогда

К счастью, лично я пока не становился свидетелем всего этого ужаса, но рассказов местных жителей наслушался вдоволь. В такие моменты спрашиваешься себя, что делать, если приходится наблюдать что-то подобное? Позволительно ли фотографу вмешаться и попытаться помочь?

Магнумовский фотограф Аббас Аттар однажды сказал: «Я сначала сделаю снимок, а потом помогу. Потому что я фотограф, а не медсестра. Но такой выбор мне никогда не приходилось делать». Другой точки зрения придерживается фотограф и волонтер, обладательница премии Golden Eye Award от World Press Photo Виктория Ивлева. Она считает, что журналистика не может быть важнее спасения жизней. Оба — блестящие, культовые фотожурналисты, настоящие мастера своего дела. Чью точку зрения разделять? Если бы мне пришлось выбирать, я бы, наверное, сперва помог, и только потом снял. Хотелось бы верить, что выбор этот делать мне не придется никогда.

1

Был у нас интересный проект по кастовой системе в Непале — многовековой традиции, которая и в XXI веке четко определяет правила взаимоотношений людей разных каст на уровне семей и целых сообществ. Как-то раз мы стали свидетелям ситуации, когда парень вынужден был бежать из родного села с любимой девушкой. Их семьи были против отношений, так как молодые люди принадлежали к разным кастам. Многие непальские семьи очень категоричны в этом отношении — человек другого сословия никогда не переступит порог дома и не станет частью семьи.

Кризисов в творчестве не бывает, на них попросту не хватает времени

Кстати, принадлежность к высшей касте не гарантирует счастливой и богатой жизни. Как-то раз в гостях у семьи брахманов у нас попросили таблетки от головной боли – у пожилых людей не было средств на покупку аспирина. Каста – это не уровень благосостояния, каста – уровень «чистоты».

5

В крупных непальских городах ситуация постепенно меняется. Смыслом жизни непальской молодежи становятся Facebook и Instagram, многие уезжают из деревень в столицу, кто-то вообще отправляется учиться в другие страны. Популярные направления – Япония и Австралия. Молодые люди возвращаются с новым багажом ценностей и взглядов на мир, и на стыке культур и эпох им сложно приспособиться к консервативным взглядам и традициям своих родных.

В удивительное время живем – в одной точке планеты люди выходят на площадь с радужными флагами, в другой – непальские Ромео и Джульетта сбегают из дома ради любви, а невесты впервые видят лица своих женихов за несколько дней до свадьбы.

Мода по любви

10Помимо travel-фотографии я снимаю моду. Мне очень нравятся оба направления, несмотря на то, что они абсолютно разные и зачастую малосовместимы. Безусловно, какую-то часть сил и энергии приходится тратить, чтобы то и дело переключаться с одного на другое. Впрочем, особого дискомфорта в совмещении двух жанров я не испытываю – стараюсь делать только то, что интересно и нравится.

8

Я не уверен, что взялся бы за съемку свадеб, love story и маленьких детей. Чтобы делать что-то хорошо, нужно быть полностью заинтересованным и вовлеченным в это дело, иначе ремесло со временем превращается в каторгу. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на каторжные работы, живем ведь один раз.

Мне кажется, что хорошая travel-фотография – это деликатно выхваченные из реальности моменты жизни. И чем меньше фотографа на этих снимках, тем лучше. По этой причине приходится неделями сидеть в одной деревне и ждать, пока к тебе привыкнут местные, перестанут замечать и начнут вести себя так, как ведут себя в повседневной жизни. В этом и есть суть того «настоящего», которое так сложно добыть, но которое так ценится, особенно в наше время, когда ежедневно в Facebook постится очередной миллиард селфи.

Друзья, не просите меня вас фотографировать, получится так себе, правда

Если человек начинает стараться выглядеть хорошо в кадре, картинка и момент становятся неестественными, а ситуация – наигранной. Ценность такой фотографии нулевая. В съемке моды работают другие правила: модель обязана выглядеть хорошо, одежда обязана выглядеть хорошо, вся команда должна сплотиться и мыслить в направлении четко сформулированной задачи или темы, чтобы задать единый вектор и поймать тот самый «mood».

7

У нас в стране существует много стереотипов о моделях, особенно у людей старшего поколения. Многие считают их профессию чем-то поверхностным и совершенно несерьезным – лучше бы получали еще одно высшее! Со всей ответственностью могу заявить, что все девушки-модели, с которыми мне приходилось работать – прекрасные, образованные и очень интересные личности, так что давайте вешать ярлыки на одежду, а не на людей.

Я не умею делать классические постановочные фотографии людей, которые не умеют позировать. Когда друзья обращаются ко мне с просьбой «ты-ж-фотограф, сделай мне красиво», развожу в недоумении руками – на телефон вы себя лучше сфотографируете. Друзья, не просите меня вас фотографировать, получится так себе, правда.

911

Хороший вкус, пессимизм и любовь к ошибкам

Отсутствие вкуса часто определяется недостатком нужных знаний и саморазвития. Вкус – это всегда вопрос личной заинтересованности, а не наличия или отсутствия особого таланта, он развивается со временем, прививается как навык.

Мне кажется, что учиться снимать фотограф не перестает никогда – постепенная эволюция в ту или другую сторону должна происходить постоянно.

Фотография – потомок живописи, у классиков и современников можно учиться свету, цвету, композиции. Хорошим подспорьем для саморазвития могут стать совершенно нефотографические вещи: чтение, посещение выставок, музеев, общение с художниками, искусствоведами, писателями, кинорежиссерами.

Кто мой любимый писатель? Сейчас это Ремарк, последние пару лет я раз за разом перечитываю полное собрание сочинений этого автора, некоторые отрывки его романов успел выучить чуть ли не наизусть. Больше всего сопереживания у меня почему-то вызывает главный герой «Черного Обелиска»: человек, который постоянно ищет ответы на самые разные вопросы, но на многие так и не находит.  И все же его нельзя назвать пессимистом: несмотря на все испытания, страх и жестокость его времени, он не жалеет ни о чем.

Вкус – это всегда вопрос личной заинтересованности, а не наличия или отсутствия особого таланта

Любимые художники? Леонардо да Винчи и Пикассо.

Фотографы?  На первом месте, конечно, Ричард Авендон — великий человек, ключевая фигура, изменившая мой подход к фотографии в целом. Нельзя не упомянуть Марио Сорренти, Демаршелье и Тестино. Не перестаю восхищаться Викторией Ивлевой, она меня очень вдохновляет не только как фотограф, но и человек глубокой порядочности и отваги.

_DSC9745__DSC9754

Мне не нравятся мои старые фотографии – то и дело нахожу в них новые недостатки. Веселого в этом всем мало, но, с другой стороны, анализ и самокритика побуждают к работе над ошибками. На критику со стороны реагирую спокойно. Впрочем, прислушиваться я бы стал только к мнению людей, чьему вкусу и профессионализму я доверяю.

DSC02107

Похвалы особой не ищу, для меня достаточно, если заказчик скажет «было» (т.е «снято»), а научный редактор – «ну, окей».

Кризисов в творчестве не бывает, на них попросту не хватает времени.  Периодически возникает легкая усталость, но она быстро лечится очередным прочитыванием биографий мастеров, которыми восхищаюсь.

Мне не нравятся мои старые фотографии – то и дело нахожу в них новые недостатки

Кто знает, быть может, однажды мне захочется заняться чем-то другим помимо фотографии, но пока предпосылок менять что-либо нет.

20708041_10212787203769391_4430868572550505973_n

Добавить комментарий