Илья Psyfox — постграффити-художник. Его работы созданы в духе молодежно-кислотной эстетики и обращаются к параноидальным и психоделическим сюжетам. Илья является единственным  street artist, который умело лавирует между андеграундом и экспозициями на самых весомых украинских площадках искусства, таких как Мыстецькый Арсенал и PinchukArtCentre.

Думаю, нужно всегда оставаться собой, даже если ты художник. Особенно, если ты художник. Устроить трэш и провокацию всегда можно, этот путь, пожалуй, самый простой, точно не такой трудный, как годы работы и поиски стиля и универсального языка.

Просто ситуация такая, что в Украине вообще нет традиции приобретать современную живопись. Людям достаточно того, что все это висит в арт-центрах, где на открытиях можно бесплатно напиться и посмотреть интересные картинки.

Я не люблю русское современное искусство, не потому что не люблю его в буквальном смысле; я устал от него, много жести, сплошной хардкор. В  целом со времен «Человека-собаки» и акций художника Тер Оганьяна ничего особо не изменилось.

Как-то пришел в мастерскую к Олегу Тистолу предложить один проект и просто посмотреть, как человек работает. Прихожу и вижу пальмы. Нарисованы маркерами для графитти, которыми часто пачкают город своими «тегами» начинающие «Баскии» и «Бэнкси». Думаешь, как чувак до такого додумался? Нарисованная яркими красками обыкновенная крымская пальма  и лысый будда в очках стоит и улыбается. Смотришь на поколение постарше, особенно тех, кто прошел все эти сквоты, табу, запреты, преследования – видишь как человек рад тому, что делает много лет. По сути, простые вещи делает, но в этом есть логика, за этим стоит история.

Когда вы задаете все эти вопросы про отношение к искусству, мне интересно, вы думаете, вам откроется истина? Вы задаете вопросы, ожидая получить что-то слишком информативное и короткое или какой-нибудь ожидаемый релакс, будто это всего лишь поход в кино на дешевый боевик.

Художники постарше рассказывали о том, каким искусство было раньше, когда только создавались первые артсквоты, художественные комунны etc в условиях жесткого «совка», заангажированости, мракобесия, когда за любую выходку могли оторвать яйца.

У меня очень разнообразный круг общения. Он формировался под влиянием литературного и художественного андеграунда, субкультур и очень серьезных людей, погруженных в себя, ушедших в науку, философию, искусство, дизайн с уставшими от постоянной работы лицами, которые параллельно могли курировать что-то серьезное и читать лекции в академиях. Людей, объездивших полмира, побывавших в необычных местах.

Писатели-хиппи, продающие свои книги на берегу Индийского океана. Дизайнеры-параноики, панки, сумасшедшие, диджеи, джедаи, анархисты, антифашисты, хипстеры и супергерои, например, человек-трусняки (Trueman), художник-космонавт — вдохновитель и куратор проекта 8бит, человек-татуировочная машинка TonyJata, артдиректор-серфер, побывавший недавно на Бали,  художник Дон-Педрос — пожилой старик-репер и трэш-исполнитель песен под музыку, создаваемую звучанием корнепластики (скульптуры из особой породы дерева, которые Дон Педрос делает собственноручно). Думаю, что он киевский шаман.

Из украинских поэтов мне нравятся Павел Коробчук, Дмитрий Лазуткин и Сергей Жадан. Мне приятно читать  молодых украинских писателей. Они круче, живей и понятней раскрученных и состоявшихся дядек и тетек с литературными премиями и большим количеством напечатанных книг. Какое-то время я периодически ходил на поэтические чтения, мне очень нравилась эта атмосфера, она дала мне много полезного. Мне эта среда близка по духу, поэтому люблю и читаю украинских поэтов, блогеров.

На самом деле все очень жестко, начиная заниматься искусством – будь готов к тому, что будет не просто трудно. Как правило – это не принесет тебе ни денег, ни славы. Ровным счетом ничего.

Я люблю людей.

Даже если смогу позволить себе студию где-нибудь в Лондоне или Нью-Йорке, все равно в Украине останутся самые прекрасные моменты. Тут я создал и, наверное, еще создам свои лучшие работы.

Холст это штука капризная, к нему нужно относиться как к какому-то событию, потому что это уже проверенная многими поколениями практика, ставшая чем-то вроде медитации.

Я за гуманизм, есть такой пацифистский слоган: «choose your weapon». По сути,  манифест  о нашем праве выбирать: взять в руки кисть, аэрозоль с краской или автомат. Фактически, это призыв к созидательной деятельности вместо войны; о жизни в мире, где ты сам решаешь идти тебе воевать или заняться пропагандой любви.

Как-то раз сидел в мастерской Чичкана – работал. Думаю, нужно всякий хлам разгрести, а то мешает. Начал переставлять все, просто потому что для больших холстов, с которыми я работаю, нужно много свободного пространства. Стояла у Ильи инсталляция – надпись «Хуй», сделанная из неона. Когда я ее переставлял, стекло треснуло, и «Хуй» гореть перестал. Когда я заметил –  решил сказать, конечно. Но не знал, КАК сказать. Где-то месяц откладывал, эта инсталляция стоила прилично денег, а вторую такую сделать тоже очень дорого. И вот звоню я Илье и говорю:

—  Я твой хуй сломал случайно.
— ЧТО? Какой еще хуй ты мне сломал? Ты чего чувак — обкурился, что ли? – недоумевает Чичкан.
— В мастерской у тебя стояла надпись из неона – говорю я.
— Да ладно, хрен с ним, с хуем!

Не продаются сейчас картины. Они стоят на складах и раздражают. Люди об них спотыкаются и ругаются матом.

Ну, сравнивают меня с Бэнкси и пусть сравнивают, я не ломаю над этим голову. Бэнкси, все-таки, живая легенда, а у меня своя история.

Главное не стесняться. Если ты уверен, что твои идеи в несколько раз интересней того, что выставляется на арт-площадках — можешь смело идти и беседовать с кураторами или сделать небольшую рассылку по почте, с текстом, эскизами, концепциями. Не надо бояться показывать даже самые заурядные, на первый взгляд, вещи. Кураторы, конечно, никогда не сделают за тебя работу, но очень часто они могут показать, под каким углом нужно смотреть на нее, чтобы  реализовать с максимальной пользой и новым опытом.

Советы начинающим: принимать участие в фестивалях, посещать лекции по искусству и учиться рисковать.

Несомненно, будущее у украинского изобразительного искусства есть. Отчасти благодаря труду художников старшего поколения, которые и сформировали бренд «современное украинское искусство». В Украине вообще очень сильная живопись и большое наследие. Не знаю есть ли какое-то будущее у молодых художников, которые на фоне украинского «олдскула» практически не заметны. Очень важно создать атмосферу, в которой молодые художники не думали бы о том, где взять денег на мастерскую или новый проект.

Рисовать начал раньше, чем говорить. Я не решал быть художником, просто рисовал себе и все.

Обязательный вопрос от редакции: Как популяризировать искусство среди широких масс?

Можно снять хороший фильм про украинских современных художников, где показывается переходной период. Например, рассказывается история Парижской коммуны и расцвет киевского Сохо, которая переходит в сегодняшние дни. У художников, как правило, очень интересная реальность. Люди бы с удовольствием смотрели такое кино, вдохновлялись, стали бы больше интересоваться искусством. Язык полнометражного и хорошо снятого кино мог бы ближе познакомить с самобытной реальностью и историей современного искусства. Пусть даже это будет артхаусный формат, направленный на фестивальную программу, зато появится кино про украинское искусство, которое будет полезной документацией и вкладом в современную украинскую культуру и кинематограф.

Добавить комментарий