Алевтина Кахидзе самый известный в Украине перформер, художник-акционист, лектор, куратор, писатель. Закончила Академию изобразительного искусства и архитектуры, училась в Голландии в академии Яна Ван Эйка на факультете визуального искусства. Победитель II Украинского конкурса молодых кураторов и художников, Лауреат премии имени Казимира Малевича, инициированной Польским Институтом в Киеве.

Искусство становится таким, что его не пересказать в социальных сетях и не
перефотографировать лучшими камерами

W3A1329

Моя мама говорила, что я художница от слова «худо». Отчасти это  правда, как художница, я работаю с проблемами.

Летом мои дни начинаются с возни в огороде. Когда мы с мужем только переехали в село, наш небольшой клочок земли мы засадили газонной травой. Сначала я не хотела заниматься ничем, кроме травы. Но потом, забавы ради, я купила семян и посадила. Несмотря на мою несерьезность к этому, они все взошли и выросли. Меня это потрясло. Так я начала заниматься травами. В моем саду около тридцати особенных трав: майоран, базилик трех видов, шалфей, иссоп, тимьян, алтей, мелисса, ромашка, червона рута, бергамот etc. Кукуруза у меня растет вместе с огурцами, а морковь я советую садить с луком. Дело в том, что эти растения помогают друг другу, например, морковь повреждает муха, которая не любит луковый запах, таким образом, если их сажать вместе, муха не нападает на морковь. А если крапиву выполоть из малины, то последняя станет водянистой. Это не чистый симбиоз, как у рака-отшельника и актинии, а взимовыгодное сосуществование – это легкая форма симбиотического партнерства. Я хочу создать сад, в котором каждое растение будет иметь своего друга. Я искала “сад симбиозов”, но оказалось, что его не существует нигде в мире, даже в Японии. А я уже и дизайн панам для сада создала, вышло пять:  для наблюдателя, служителя, властелина, исследователя и получателя даров.

Пускай воруют идеи, ради всего святого. Художники не все такие жадные. Да и потом, поверить в чужую идею — тоже нужно талант иметь. И еще талант реализовать. Вот у Януковича не получилось –  накупил заводов, а что с ними делать – не знал. Не было таланта придумать.

Анекдот от фотографа, снимающего Алевтину  в это время
«Едет Янукович по дороге и спрашивает:
Это чей завод?
Ваш Виктор Федорович
А это?
И это Ваш, Виктор Федорович
А вот это?
А это Вашего сына
Только мы и работаем»

“Помните: искусство – это отчасти наука, как физика или математика, в нем есть свои термины и законы и не все их знают

W3A1402

Искусство становится таким, что его не пересказать в социальных сетях и не перефотографировать лучшими камерами.

Слово «инсталляция»  нужно заменить словами «трёхмерная картина, в которой вместо красок — предметы, звук или музыка…». А перформанс – словами «действие, задуманное художником в галерее, на улице, в парке, или в небе. Художник, или приглашённый им человек, может что-то рассказывать, танцевать, петь…» Просто помнить: искусство – это отчасти наука, как физика или математика, в нем есть свои термины и законы и не все их знают. Однажды я даже написала: I noticed, for some people it makes more sense if I talk to them about my art than if they visited my show, saw my installation, looked at some of my drawings. (я заметила, некоторые видят в моих инсталляциях и рисунках больше смысла, когда я о них говорю, чем если они видят их).

У меня самая лучшая мастерская в мире. Но и её я не боюсь потерять. Я смогу писать свои тексты и рисовать, где угодно. Но вот где это все хранить?

“Я спрашиваю у детей «каких вы знаете художников,
а они «никого не знаем», а потом «а как Вас зовут.
Умныепонимают, что выход всегда есть.
Я люблю их, они очень крутые”

W3A1417

Люди не могут жить без красоты, и требуют ее от художников. Художники стараются со всех сил, а им говорят: это некрасиво…

Я преподаю в школе в селе, в третьем классе. Сажусь на велосипед, десять минут и я в школе. Веду внеклассный кружок. Дети у меня спрашивают: «коли ми будемо вчитися малювати?», а я им говорю «ніколи». Мы рисуем карты (их дворов, потом улицы, потом всего села), делаем артбуки (рисуем графики, шьем флаги)… Скоро родительский день, на котором я покажу что мы сделали с сентября, надеюсь, родители меня не побьют. Хотя директор школы в курсе моей методики. Когда я пришла в школу, я предоставила диплом художественной академии, но сразу сказала: уроки будут нестандартными, а директор мне говорит: «ми Вас бачили по телевізору». Вначале занятия я всегда у детей спрашиваю «Кто будет документировать?» и даю вызвавшемуся фотоаппарат. На следующем занятии мы вместе смотрим фотодокументацию, они смотрят на себя со стороны, появляется желание продолжать, или если кого из детей не было, они могут наверстать. На одном занятии я размышляла вместе с ними в чем преимущество села перед городом, мы сделала график:  «“+” и “-” cела и города», а когда начались веерные отключения электричества в Киевской области, мы сделали график: «Что можно делать, когда есть электричество, и когда нету», Получились очень концептуальные работы. Я спрашиваю у них «каких вы знаете художников?», а они «никого не знаем», а потом «а как Вас зовут?». Умные, понимают, что выход всегда есть. Я люблю этих детей, они очень крутые.

Я стала альтернативной журналисткой – я рисую факты.

Мой первый проект «Приглашение в Австралию, или Музей одной истории» был показан в 2002. Тогда мало кто отваживался говорить о себе, как я тогда. Сейчас молодые художники делают это запросто.

Я не рисую на холсте, только на бумаге. Хотя, недавно дали хост, чтобы я что-то сделала на нем… Я согласилась, но сделала это фломастерами.

Однажды я написала несколько писем влиятельным людям: «Я могу нарисовать все, кроме земли с окна частного самолета. Нарисуйте, пожалуйста, Вы». Через два года фонд Рината Ахметова мне ответил, что сам господин Ахметов рисовать не умеет, но мы предоставляем Вам самолет.  И я полетела. В аэропорту назначения меня встретили журналисты и, потребовали показать, что я нарисовала.
А я ничего не нарисовала.

Моя мама говорила, что яхудожница от слова «худо». Отчасти это правда, как художница, я работаю с проблемами

W3A1493

Однажды на приёме мне говорит незнакомая девушка: «Мне посоветовали писать, как Алевтина Кахидзе». Я спрашиваю: «Это как?» А она: «А, вы что не знаете как она пишет?..» И тогда я: «Нет, не знаю, я – Алевтина Кахидзе. Давайте познакомимся.»

Я суровая только к своим близким. Могу даже укусить.

W3A1464

Осенью 2014-го Кристина Соломуха, художница и профессор школы ÉESAB (Бретань, Франция) и ее студенты приехали в Украину для работы над проектом «Экстремальные территории». Их ждали с нетерпением в Школе Визуальных Коммуникаций (Киев), чтобы вместе провести исследования о таких местах…  Встреча в киевской школе началась с вопроса: что для вас экстремальные территории и есть ли у вас такие? Студенты Школы Визуальных Коммуникаций решили не тратить время на слова: они показали места, которые считают экстремальными территориями. Они показали Майдан, Межигорье, Фонд «ИЗОЛЯЦИЯ», арт-сквот «ХАЯТ» и недостроенный Подольско-Воскресенский мост. Так началась работа над совместным проектом «Экстремальные территории»: Франция/Украина. После исследования в Киеве французские студенты уехали в Грузию с тем же заданием — изучить экстремальные территории. Через полгода они встретились в Ренне (Франция), теперь они снова в Киеве. Свои фотографии, пространственные инсталляции и документацию участники проекта покажут в арт-центре «Closer» 17 апреля – 2 мая. На презентации они расскажут о новых идеях в украинской выставке и о своем опыте творческого сотрудничества, следующим этапом которого станет выставка в Батуми осенью 2015-го. Я по счастливой случайности оказалась причастной к этому проекту как со-куратор с украинской стороны.

Фото: Руслана Алексеенко

Добавить комментарий