Антон Логов специально для ArtMisto рассказал свою историю 56-й Венецианской биеннале современного искусства. Сейчас, спустя месяц, уже можно говорить не о событии, а о произведениях и о художниках. Главное не то, что мероприятие состоялось — главное, что мы вынесли из него, что узнали. На примере описания павильонов художник дает перечень новых имен, краткое описание работ, показывая, почему стоит углубиться в изучение той или иной национальной культуры.

С ЧЕРНОГО ВХОДА. Я в Венеции уже в четвертый раз. Визуально — это город-обман. Или же понемногу исчезающий дневник истории искусств с архитектурой, музеями и памятью о духе свободы города-мифа, в котором гуляет ветер спонтанности и многонациональности. Миллионы людей со всего мира роднятся на улицах без машин. А камень и вода  рождают вечные образы великой культуры средневековья. Я ищу здесь изысканность — ту сиюминутную адекватность уже завтрашним мировым процессам сакральной музеефикации. В дни Биеннале этот город действительно становится «центром мира» на какое-то время. Хотя мне никогда не нравились толки о сопоставлении культурного события и Олимпийских игр.

ТРУД, МИР, ДЕНЬГИ — на всех или ВСЕ БУДУЩИЕ МИРА. Куратор 56 Венецианской Биеннале — нигерийско-американский искусствовед Оквуи Энвезор. Девиз — Все будущее мира. Концепция опирается на труды Карла Маркса и пересмотр политических и экономических проблем человечества.

САДЫ ДЖАРДИНИ. Аллеи, залитые солнцем и отдельные павильоны в ранге государственных слегка напоминают политические диалоги либо конфронтации ментальностей. Как по мне, цепь не совсем целесообразных вместе, но более интересных индивидуально.

Интересен павильон Испании своей ироничностью и подтруниванием над таким «архаичным» по мнению большинства видом искусства, как живопись. Здесь же и ларек с черно-белой прессой, и ссылка на С. Дали. А также ультрарадикальные и прогрессивные взгляды в сторону тупикового урбанистического развития в многосложной инсталляции настоящей едой и предметами быта.

IMG_0002
Павильон Испании

Павильон Бельгии философски подошел к вопросу о бесполезности труда с монотонной миссией и лейтмотивностью. Быть или не быть? Трудиться или нет? Об этом и компьютерный механизм, переставляющий с места на место одинаковые предметы.

IMG_0003
Павильон Бельгии. James Beckett

Прекрасные инсталляции Фабио Могури в центральном павильоне, где собраны проекты участников из разных стран, рассказывают о миссии бытовых вещей и том, что заканчивается. Это графическая серия «The end».

Узнаваем родоначальник ленд-арта Роберт Смитсон с его деревом и зеркалами на нем, а также серией эскизов к неосуществленным при жизни проектам футуристического толка в открытом пространстве природы. Кстати, многие из них все же осуществили — в память о художнике.

IMG_0005
Robert Smithson, “Dead Tree”, 1969

Легок и хрупок Валид Беши с его разрезанными полосами газет, развевающимися на ветру одного из дворов центрального павильона, сопоставляющимися с зеленью стены и родниковой водой.

IMG_0006
Walead Beshty

Концептуальные доски с меловыми надписями и схемами Адриана Пайпера — формулы жизни второй половины 20 века. Они неплохо сочетаются с большими холстами из калейдоскопов-слов Гиена Лигона.

Фото классика американской фотографии Уолкер Эванс — документальный цикл портретов и пейзажей, рассказывающий о тяжелой судьбе американцев во времена кризиса 1930-х в США.

IMG_0009
Walker Evans, 1936

Работы Ханса Хогаке легки, изящны и остроумны. Привлекает внимание незатейливость решения — работа с вентилятором и шелковой тканью.

И, конечно, поражает непревзойденный Джереми Деллер, который известен тем, что он ездит по селам и деревням Англии в поисках непосредственной культурной информации в виде фольклорного творчества местного населения. Здесь представлен игральный автомат, который ретранслирует «фабричный рок-н-ролл», записанный на пластинки, которые меняются по кругу. Звуки фабрики — слышны удары молотков, скрипы станков и промышленной техники — внезапно переносят нас в другое пространство.

IMG_0011
Jeremy Deller

Фото Андреаса Гурски конца 1990-х узнаваемы многонаселенностью и совершенной композицией.

Естественно, есть зал с прочтением трудов Карла Маркса, что и не удивительно с таким девизом всего проекта. Одновременно на стене ретранслируются работы из Арсенала.

Удивила карандашная серия Рикрита Тиравания, изображающая протесты, происходившие в различных точках Земли за последние несколько лет, в том числе и Киевский Майдан 2014. Интересно было узнать щиты с изображениями Януковича, выполненные по эскизам Олега Тистола. Как мы знаем, Тиравания в основном известен своими перформансами с приготовлениями еды в выставочных пространствах.

Очень загадочный и стерильный павильон Венгрии. Я ощутил в нем «невыносимую легкость бытия».

IMG_0015
Павильон Венгрии

Весь фасад израильского павильона в шинах. Едва заметны предметы-обращения, оставленные между резиновыми кругами. Внутри — также инсталляции из предметов быта, по решению созвучные моему проекту «Гебдомерос». Предметы просматриваются сквозь железные прутья решеток.

IMG_0016
Павильон Израиля

Швейцария — это дзеновский прием успокоения при помощи света и воды. Заходишь во двор — ничего нет, только светильники горят зеленым светом, внутри павильона — розовый свет и вода на уровне глаз. Такая себе культурная терапия.

IMG_0018
Павильон Швейцарии

Самый концептульный — конечно же, павильон Австрии. В нем ничего нет. Но работа, конечно, проделана. Покрашены в черный пол и потолок. И терраса с зелеными кустарниками, деревьями, и, конечно, пением птиц. Философский подход, не правда ли?

Экспозиция в Арсенале мне показалась очень цельной. Возможно слегка перенасыщенной, но это не мешает воспринимать разнообразие решений, как цельную сферу.

Здесь запомнился Брюс Науманн со своими узнаваемыми световыми инсталляциями. Слова, загораясь и погасая, переходят друг в друга, меняя значения. В диалоге с Науманном — метровые кинжалы с подкрашенными ручками, воткнутые в бетон.

56 светильников Филиппо  Парено размещены по всей экспозиции — возможно, как свет будущего и надежд.

Игга Хадийтомас и Халив Джорейдж представили стену с книгами белых форзацев. Каждый день берется новая книга, открывается и посетители разрезают страницы, на которых должны были быть фото. Но их нет. А есть лишь описания сюжетов виртуальных фотографий.

IMG_0023
Joana Hadjithomas, Khalil Joreige “Latent Images, Diary of a Photographer”, 2015

Трогательное видео Стива Маквина об изготовлении и установке могильной плиты. Вечная история.

Обращают на себя внимание работы аргентинца Эдуардо Басуальдо, философски-абстрактно обращающегося с такими материалами, как дерево, бумага и металл.

Невозможно не заметить гигантскую работу выходца из Ганы Ибрагима Махама. Этот коридор из мешков и тканей, сшитых друг с другом цветными нитками, поглощает и стирает все стереотипы о современном искусстве.

Очень удачная серия работ украинца Николая Ридного «Слепая зона» хорошо вписалась в общую концепцию, выстроенную Окуи Энвезором.

Запомнилась живопись на вырезанных рекламных щитах Геди Сибони, и продолжающие его линию работы Давида Малковича.

Сногсшибательные шестиметровые работы Георга Базелица с перевернутыми автопортретами представляют неуравновешенность современного человека в агрессивной окружающей действительности.

IMG_0030
Georg Baselitz

Монументальная работа Кутлуга Атамана (Турция) — это портреты соотечественников, тысячи маленьких экранчиков, на которых ежесекундно сменяют друг друга портреты жителей, наверное, всей Турции.

Еще одна работа Рикрита Тиравания — налаженное прямо в Арсенале производство кирпичей из песка, на которых написано «Никогда не работай». Тем не менее они продаются по 10 евро каждый.

Эффектный павильон Косово с синим песком и ржавыми железными прутьями — видимо, экономический контраст Косово.

IMG_0034
Павильон Косово. Flaka Haliti “Speculating on the Blue”

Латвийский павильон весь собран из обрезков советской мебели. И только несколько рядов видеомониторов рассказывают о новой действительности.

Строгая архитектура из грубых железных баков высотой 4-5 метра, заполненных водой. Вероятно, тема сбережения ресурсов волнует Мексику.

Бумага, только бумага — все из бумаги.Это павильон Перу. Картонные ступени, подиумы, нарезанная в пачки бумага, как экспонат. Все здесь говорит о ненадежности и недолговечности.

Грузия рассказывает об отражениях и треснутых зеркалах, множестве фиктивных значений. Яркий образ — изображения людей в трехлитровых банках и унитазы, выставленные на искусственном газоне.

IMG_0038
Павильон Грузии

Весь украинский павильон я воспринимаю больше, как крупную политическую акцию, рассказывающую историю войны, о которой на Западе ничего толком не знают. Понравилось, что есть позиция, но несколько однозначная и рафинированная. Мне запомнилась «Клетка» Анны Звягинцевой и работы Евгении Белорусец.

Запомнилась акция #onvacation платформы «Изоляция», которая, как мы все знаем, вынужденно расположилась в Киеве год назад. Украинская группа со знанием дела, переодевшись в хаки, троллила Русский павильон, четко высказывая тем самым свою политическую позицию.

IMG_0040
Павильон России

Я и моя жена Оля Касянюк ездили в Венецию с фондом Арт Мандры, с которым провели и свой перформанс «Постфактум» по мотивам трудов Казимира Малевича «Черный квадрат», 1916. 8 слов из этой книги — клин, познание, динамика, человек, сознание, хлам, преодоление, искусство — перевели на английский, как максимально универсальный для понимания и напечатали на белых футболках со спины. Выстраивались в геометрические фигуры  — квадрат, линия, параллели, треугольник, круг, конус. Могу сказать, что интерактив с публикой получился.

Участники перформанса — Анна Довбня, Виктория Воронкова, Екатерина Артеменко, Ольга Касянюк, Антон Логов, Вадим Неживой, Екатерина Мельниченко, Светлана Ярошевич. Куратор —  Антон Логов.

Фото: Ольга Касянюк

 

Добавить комментарий