В воскресенье в Национальном художественном музее закрывается выставка, посвященная украинским шестидесятникам. В последний час ее работы Евгений Громов сыграет сольный фортепианный концерт, составленный из сочинений Сильвестрова, Грабовского, Годзяцкого, Губы и Загорцева. Это концерт in memoriam — он посвящен жене Игоря Блажкова Галине Мокреевой и жене Валентина Сильвестрова Ларисе Бондаренко. Музыковедам, которые во многом сформировали идеологию группы, но в литературе до сих пор числятся «женами», слепым пятном. Громов знает музыку этого периода лучше чем кто-либо, вся программа — из тонких перекличек и оммажей, в таком виде она никогда не исполнялась. Кроме участников группы Киевский авангард в ней их учителя: близкий Борис Лятошинский, далекий Игорь Стравинский.

БИЛЕТЫ
Всех желающих зал не вместит: в нем всего 60 мест, а входные билеты стоят 20 грн. Поэтому мы открываем регистрацию на концерт: чтобы попасть внутрь, вам нужно написать свое имя в комментариях к этому посту https://www.facebook.com/ukhomusic/photos/a.193897500740657.43867.161093674021040/753525898111145/ и запостить на своей странице любой материал, связанный с Киевским авангардом, музыкой и/или городом 60х. Подходят ссылки на статьи, музыку, фотографии, цитаты — что угодно. Первые 60 человек попадают на концерт, а из общего числа участников мы на свой вкус отберем еще 20, которых в 18.00 возьмем на уникальную музыкальную экскурсию по выставке — со струнным квартетом, трио из гобоя, альта и арфы, фортепиано и магнитофонной пленкой.

Программа концерта Евгения Громова:

памяти
Галины Мокреевой (14.IX.1936 – 2.XII.1968)
Ларисы Бондаренко (3.X.1943 – 12.VIII.1996)
Нины Шуровой (19.I.1938 – 19.I.2016)

Валентин Сильвестров (*1937)
Триада (1962)
Серенада (3 пьесы) Ларисе Бондаренко
Музыка серебристых тонов (3 пьесы) Галине Мокреевой

Борис Лятошинский (1895 – 1968)
Траурная прелюдия (1920)

Игорь Стравинский (1882 – 1971)
Симфонии духовых памяти Ашиля-Клода Дебюсси (1920),
транскрипция для фортепиано Артура Лурье (изд. 1926)

Владимир Губа (*1938)
Три зарисовки (1962) Галине Мокреевой
1. Мотив
2. Арабеска
3. Портрет

Леонид Грабовский (*1935)
«Элизе на память» (1988) Элиссе Штутц

Виталий Годзяцкий (*1936)
Характерные сцены [Автографы] (1963/1985)
1. Первая грация Светлане Чуйко
3. Вторая грация Майе Валаханович
6. Третья грация Ольге Белостоцкой

Владимир Загорцев (1944 – 2010)
Три эпитафии (1998)
1. Эдисону Денисову
2. Сергею Вакуленко
3. Ларисе Бондаренко

Валентин Сильвестров
«Вестник – 1996 год» (1996 – 97) Ларисе Бондаренко


Программа музыкальной экскурсии
60е: микроструктуры и ритмы

Первый зал
Виталий Годзяцкий (*1936)
Четыре этюда для магнитофона (1964)

1. «Полтергейст забавляется»
2. «Эмансипированный чемодан»
3. «Реализация 29/1»
4. «Антимир в ящике»

Исполняет автор (в записи)

Второй зал
Виталий Годзяцкий (*1936)
Струнный квартет № 2 (2014)

Валентин Сильвестров (*1937)
Quartetto piccolo (1961)

Исполняют:
Максим Гринченко (1 скрипка)
Андрей Павлов (2 скрипка)
Александр Лагоша (альт)
Игорь Пацовский (виолончель)

Третий зал
Леонид Грабовский (*1935)
«Микроструктуры» для гобоя соло (1964/1975)
«Орнаменты» для гобоя, альта и арфы (1969/1987)

Исполняют:
Максим Коломиец, гобой
Наталья Онищук, альт
Ярослава Некляева, арфа

Четвертый зал
Владимир Загорцев (1944 – 2010)
«Ритмы» фортепиано соло (1967/69)

Исполняет Евгений Громов, фортепиано


Киевский авангард вырос на гавайских пленках — бобинах с записями современной музыки, которые присылал дирижеру Игорю Блажкову корреспондент радио Гонолулу Клиффорд Колман. Еще — на пластиках от секретаря Стравинского и записях трансляций Радио Загреб. Киевский авангард вырос из пятниц в квартире родителей Сильвестрова на Лукьяновке, выучился на немецком учебнике додекафонии, который перевел для этих пятничных встреч Леонид Грабовский. В кафкианском мире, окружавшем квартиру и встречи, учебники и пленки, о современном искусстве узнавали благодаря репродукциям на последних страницах польской газеты «Новая деревня». За открытую лекцию об авангардной музыке в нем лишались работы, за ее исполнение — лишались работы, за сочинение, комментирование — лишались работы. В этом мире, правда, были музыкальные школы — убежище всех лишенных работы. Пока их сочинения слушали Адорно и Булез, композиторы киевского авангарда занимались музыкой с учениками начальных классов.
И во всем этом было столько свободы, любви, таланта, столько усилия — что из кухонных разговоров и бесконечного вслушивания родилось самое значительное явление в украинской музыке второй половины 20го века. А может и просто — ее самое значительное явление.

Добавить комментарий