Марина Абрамович прочитала  лекцию в Киеве.

“Даже если бы билеты стоили 1000 гривен, зал бы все равно был забит”, — говорит в очереди рядом со мной мужчина.

Марина выходит в черном. Говорит, что очень любит молодую публику и начинает лекцию. 

***

Для меня публика — это всё. Ведь перформанса не было бы без публики и людей, которые им интересуются.

Самое большое искусство — это музыка. Она замечательна, потому что абсолютна, не материальна.

Как узнать что ты художник? Многие студенты подходят ко мне и говорят, что хотят стать художниками. После этой фразы я уже точно знаю, что они не станут художниками. Потому что ты либо художник, либо нет. Вот и всё.

Быть художником — это как дышать. Вам просто необходимо вдыхать воздух, если вы хотите быть живым. Так и художнику нужно что-то создавать. Вы просыпаетесь утром и думаете: мне нужно что-то создать. Вы чувствуете это телом и душой. Если это так — то вы приблизились к тому, чтобы быть настоящим художником.

Есть разница между художником и великим художником. Чтобы стать великим художником, вы должны хотеть этого больше всего на свете. Про это должны быть все ваши мысли, все ваше тело вплоть до молекул должно хотеть этого.

Потребность создавать что-то — больше, чем потребность в семье, детях, любви и других вещах.

Почему мужчины-художники доминируют над женщинами-художницами? Потому что женщины не могут жертвовать всем. Женщины хотят иметь все: любовь, детей, работу, дом, друзей. Но вы не можете иметь всего.

Как подготовиться к созданию работы? Три месяца не есть мяса, два месяца не употреблять алкоголь и месяц не иметь сексуальных отношений. Вы отрываете руку от тела, берете в нее инструмент и начинаете творить. Тогда можно создать что-то чистое. Еще один совет — это быть подальше от городов. Уйти в горы, например.

Кто такие современные художники? Кто мы? Я чувствую себя мостом. Я объединяю страны, восточный и западный миры.

Это и есть главное задание художника — быть мостом между религиями, странами и расами.

В перформансе важен язык. И это язык символов. Но чтобы понять их нужно читать каждое “слово”.  В перформансе  можно говорить разными частями тела. Например, турецкая художница хотела рассказать о проблеме объективации тела турецких женщин, которые танцуют танец живота. Для этого она использовала хула-хуп, который она крутила на своей шее под музыку.

Все хорошее, что случается с нами в жизни, редко приходит от счастья. Чаще всего — от страдания. Перформанс тоже зависит от страдания. Если разложить его на составляющие, то это будут страдание, страх боли и страх смерти. В конце-концов все мы умрем, но смерть всегда — часть жизни. Если ты помнишь о своей смертности, то каждый момент станет для тебя ценным.

***

О своих перформансах

Ритм 0

Я была очень молода во время перформанса Ритм 0. Мне было интересно что может случиться, если дать публике полную свободу делать с тобой что угодно? На большом столе лежали 72 инструмента для боли и наслаждения.

Я объект, я стою напротив вас и вы можете делать со мной что хотите. Вы можете дать мне шоколада или яблоко, но можете использовать соль, нож, можете убить меня. Я беру полную ответственность на себя. Публика колола меня колючками от роз, совала мне предметы между ног, один мужчина срезал с меня одежду. Я даже понимала, что меня могут убить.

После шести часов я вся в слезах просто пошла навстречу публике, и они разбежались.

Когда я вернулась в отель, то увидела седую прядь в волосах.

10512

Потом я встретила Улая. Мы познакомились на мой день рождения. Вместе мы делали радикальные вещи. Мы решили расстаться по банальным причинам, но попрощались мы посреди Великой китайской стены, к которой шли с разных сторон. Улай стартовал из пустыни Гоби, я — от Желтого моря.

После того, как каждый из нас прошёл 2 500 километров, мы встретились и простились навсегда. Наши друзья говорили: “Вы что не можете просто позвонить друг другу? Это же так просто”. Когда мы закончили этот перформанс я чувствовала себя уродливой, толстой, бесчувственной. Я думала, что это и есть конец всему.

В присутствии художника

Приглашение сделать работу в МОМА было для меня вызовом. МОМА- это один из самых известных музеев, а перформанс — это не мейнстримное искусство. Сначала я просто хотела сделать выставку с фотографиями, различными объектами. Но потом я подумала, что у меня есть возможность стать artist in present и присутствовать все 4 месяца.

США — очень быстрая страна. Мне говорили, что перформанс не будет успешным, потому что у жителей Нью-Йорка нет времени для медитативных практик. Но результат был потрясающим — люди стояли часами в очереди чтобы посмотреть мне в глаза.

Перформанс заключался в том, что я сидела на стульчике, а напротив меня садился человек. Я пыталась установить с ним зрительный контакт без слов. Человек мог сидеть, сколько ему нужно: хотите день, хотите 5 часов или несколько минут.

Так я стала зеркалом публики.

22799

Так проходил весь день. Все остальное — есть, пить, спать — я делала ночью. Было сложно перестроить свой организм. Но к перформансу нужно готовиться.

Меня не интересует арт-публика, для меня важной является искренняя публика.

Нематериальное искусство вроде перформанса ценно тем, что его нельзя купить. Остается  память и опыт. Какой смысл от картины которую вы купили за несколько миллионов?

Мы сейчас все зависимы. Мы постоянно смотрим в телефоны, это забирает все наше время и все наше пространство в голове.

Мой метод — это присутствие здесь и сейчас и объединение публики. При входе должны быть камеры хранения, куда вы складываете свои телефоны, сумки. Ещё важны наушники, которые изолируют звук. Тогда создается совсем другой ритм и другое пространство. Моя главная идея на этих перформансах — создать комьюнити.

На перформанс “Генератор” в Бразилии приходил каждый день один мальчик. Он рассказал, что приходит после школы, что ему очень нравится тишина здесь. После школы он чувствует себя нехорошо, но потом приходит сюда и идет домой с новыми силами.

Это не искусство — это просто метод.

Один из моих любимых методов — это считать рис. Это действительно сложно, но если решиться на это и захотеть, то все получится. Нужно пообещать себе, что ты точно сосчитаешь весь этот рис. Сначала ты очень злишься, потом думаешь ”что я, черт побери, делаю?”. Интересно, что такая простая вещь вводит тебя в состояние стресса. Но потом ты концентрируешься и чувствуешь в себе большую силу.

***

Из манифеста жизни художника

Художник не должен обманывать себя и других

Художник не должен идти на компромиссы с самим собой и с арт-рынком

Художник должен избегать того, чтобы влюбляться в другого художника

Художник должен быть эротичным

Художник должен страдать

Страдание рождает лучшую работу

Художник не должен быть в депрессии

Депрессия — это болезнь и ее нужно лечить

Депрессия непродуктивна для художника

Самоубийство — это преступление против жизни

Художник не должен кончать жизнь самоубийством

Художник должен давать и получать одновременно

Художник создает свои собственные символы

Символы — это язык художника

Затем язык должен быть переведен

Художник должен избегать необходимости ходить в мастерскую каждый день

Художник должен избегать захламления мира своим искусством

Буддийские монахи советуют иметь в всего девять вещей: одну одежду на лето, одну одежду на зиму, одну пару обуви, одну миску для пищи, одну сетку для защиты от насекомых, один молитвенник, один зонт, одну циновку для сна, одну пару очков в случае необходимости.

Похороны – это последнее произведение художника перед его уходом.

Фото: Frazer Harrison/Getty Images North America

 

 

Добавить комментарий