Побудь в моей шкуреКартину «Побудь в моей шкуре» легко можно рассматривать с точки зрения взаимоотношений женщины с окружающим ее миром. Мол, женщины слабее мужчин, они рождены подчиняться и жертвовать. Что будет, если представить что в этом мужском мире появится дама, чьей работой является охота на мужчин?

И вот, в промозглых пейзажах Шотландии происходит именно это. Молодая красотка (Скарлетт Йоханссон) ездит на белом микроавтобусе по окраинам городов и подбирает пассажиров. Молодые и старые, симпатичные и не очень особи мужского пола подсаживаются к ней в авто не подозревая об опасности или даже наоборот предвкушая интим. И вот здесь женщина может ликовать! Ведь она – такая маленькая и хрупкая заманивает этих сильных, по природе своей опасных существ, в свое логово и не насилует, не отдается им, а погребает их под слоем странной жидкости. Они обнажены и беззащитны. Погружены в оцепенение и им уже не выбраться, как мухам из паутины.

Казалось бы, все очень круто – женщина вдруг обрела возможность быть сильнее, управлять процессом, не подчиняться. Но тут вот и проявляется обратная сторона медали. Во-первых, наша героиня столь опасна для мужчин лишь по тому, что она с другой планеты и вся ее женская красота — только заманчивая оболочка, фантик для камушка, замаскированного под конфету. Мужчины ей нужны не так как нам – обычным землянкам. Она их «ловит» для пропитания. Но если уж автор истории выбрал в героини человеческую самку, то рано или поздно этот образ должен взять верх. Ну хотя бы попытаться. Но вот незадача. Когда героиня находит себе мужчину, которому готова отдаться, она вдруг понимает, что у нее нет вагины. Ведь ее земное женское тело – это костюм, имитация. И как бы ей не хотелось самой стать жертвой, на Земле это невозможно. Здесь она – либо хищник, либо тлен.

«Побудь в моей шкуре» — это экранизация одноименного романа Мишеля Фабера. Режиссера этой постановки – Джонатана Глейзера критики сравнивают с Линчем и Кубриком. Безусловно, что-то такое в нем есть. Но этот флёр скорее присутствует в изобразительной части повествования, а не в его форме. В навязчивом выматывающем звуке. В длине планов и немногословности героев. Тема женственности и жертвенности проходит красной нитью в сюжете ленты, но скорее всего, этот фильм не стоит воспринимать как учебник или иллюстрацию некой морали, этики. Работа Глейзера скорее относится к концептуальному искусству. Здесь все линейно и очень вяло по драматургии, но завораживающе по форме и воздействию на зрителя. Не столь эмоционально, сколько физически ощущается происходящее.

Добавить комментарий