20 июля в пространстве IZONE открылась выставка Кристофера Макоса, всемирно известного фотографа, который виртуозно документировал эпоху американского андеграуанда 70-ых. Снимал Энди Уорхола, Теннесси Уильямса, Жана-Мишеля Баския и многих других.

На выставку, организованную фондом IZOLYATSIA, Кристофер приехал со своим другом и участником проекта The Hilton Brothers Полом Солбергом.

К слову, Киеву повезло. Выставка «Эпоха Энди Уорхола» сопровождается насыщенной параллельной программой, которая включает в себя серию лекций, встречи с Кристофером и даже портфолио-ревью для украинских фотографов. А ещё Кристофера и Пола можно запросто встретить за ужином в ресторане или на вечеринке.

Например, редакция ARTMISTO вчера побывала на artist talk с фотографом, а потом (не)много потанцевала с ним и командой IZOLYATSIA в секретном баре Chicken Kyiv.

Artist Talk

Artist Talk – одно из событий параллельной программы. 40-минутное публичное интервью, которое мы задокументировали для всех, кто по каким-то причинам не добрался в IZONE вчера.

Ведущая, Екатерина Филюк, задавала вопросы, отталкиваясь от известной «анкеты Пруста». Было так.

— Кто из живущих ныне людей вызывает у вас восхищение?

— Я знал множество потрясающих людей, но большинства из них уже нет в живых. Сейчас мне нравится Барак Обама. Это человек, который мне лично импонирует. Он крутой. И я рад, что он был нашим Президентом.

— В каких ситуациях вы врете?

— Я никогда не вру.

— Вы же врете прямо сейчас.

— Ну ладно. Я вру, когда хочу найти хороший столик в популярном ресторане. Говорю, что я Доктор Макос. Так звучит солиднее. И даже без бронирования никто не откажет доктору в столике.

— Само собой, вы практически идеальны. Но если бы могли, то что бы вы изменили в себе?

— Я бы добавил терпения. Мне все время чего-то хочется. Я хочу получить от жизни больше, ещё и ещё больше. Так что, да, иногда думаю о том, что терпение бы мне не помешало.

— Ваша самая большая странность?

— Моя страсть к кроссовкам. Я покупаю их все время. Все шкафы забиты кроссовками, у меня их пар 40, не меньше.

— Какое слово вы чаще всего употребляете?

— Я неисправимый оптимист. И я счастливый человек. И я постоянно говорю Cool! Cool! Cool! Круто. Вот такое слово.

А какой ваш девиз?

— Be cool! Будь крутым!

— Если после смерти вы могли бы вернуться на землю в виде человека или какой-то вещи, кем или чем бы вы стали?

— Я бы стал птицей, которая летает высоко и быстро. Мне нравится смотреть на мир сверху. Я бы, например, парил над эти залом, и смотрел бы на вас, на детали и лица, будто сквозь объектив фотоаппарата.

— Как бы вы хотели умереть?

— Это очень странный вопрос. Я бы хотел умереть в мягкой постели в самолете. Спокойно, в уюте и в то же время летя высоко над землей.

— Что делает вас счастливым?

— Многое. Например, мне нравится проводить время с Полом. Ездить с выставками по разным странам. Вот, например, сейчас в Киеве мы благодаря фонду «Изоляция» и Людмиле Михайловой. Это замечательно.

Мои работы были в разных городах – от Нью-Йорка до Шанхая, От Парижа до Милана.  Конкретно эта выставка была во Флоренции, в музее Сальваторе Феррагамо. Это такое место силы. В общем мы объездили весь мир, и сейчас здесь, за что я хотел бы ещё раз при случае поблагодарить Людмилу.

И я хочу немного больше рассказать про саму выставку. Она состоит из двух частей. Серия Alter Image посвящена проблемам идентичности. 30-40 лет назад мы задавали себе вопросы «Кто мы? Кто такой я? Кто такие американцы?». Сейчас эти вопросы по-прежнему остаются актуальными.

На фотографиях, которые вы видите, Энди Уорхол в женской одежде. Но он не прикидывается женщиной, он остается мужчиной в новом женском образе.

*Photo by Christopher Makos | Makostudio.com

Эта серия возникла не только как попытка ответа на вопрос о гендерной идентичности, она – и о коллаборации между двумя художниками, о переосмыслении нашего культурного наследия. Мы вдохновились фотографиями Марселя Дюшана, сделанными Маном Рэем. На них Дюшан представлен в женских образах, в своих женских альтер эго. Этот проект вдохновил нас на Alter Image.

Label_for_the_Belle_Haleine_cropped

*Фотография Марселя Дюшана в образе Rose Sélavy (1921). Автор — Ман Рэй

Вторая часть – про американскую идентичность, как таковую. На ней – золотая эпоха. То время, когда Америка стала культурной величиной, начала экспортировать культуру.

20108116_462438554128600_3127614068154534846_n (1)

*Photo by Christopher Makos | Makostudio.com

— С кем из этих людей вам было интереснее всего проводить время?

— Глупо сравнивать. Это были удивительные, креативные люди. Дали был совершенно безумным, Джон Леннон жил музыкой, Кит Харинг был тот ещё весельчак.

Жан-Мишель Баския тоже был особенный. Тут есть фото, на котором он держит глобус, повернутый Африкой к зрителю. Так он подчеркивал свои корни, заявлял: «Я – афроамериканец». В то время это уже было революцией.

— Вы помните самый счастливый момент в своей жизни?

— Я уже говорил: я – счастливый человек. Я просыпаюсь, и я уже счастлив. Я всегда счастлив. Счастье вообще хорошая штука.

И мне хочется сказать всем: люди, крутость этого места, этого мира зависит от вас. Все самое интересное всегда происходит «здесь и сейчас». Все важные изменения происходят снизу вверх. Если кто-то скажет вам, что все решается «наверху», ни за что не верьте.

Вместо ответов на вопросы зала Кристофер попросил всех синхронно включить «I’m Afraid Of Americans» Дэвида Боуи.

Chicken Kyiv Secret Night

Фото: Ольга Сосюра

Добавить комментарий